Інтерв’ю директора Департамента лицензирования НБУ Олександра Бевза про перші підсумки нагляду за небанківськими фінустановами та ключові завдання Національного банку на 2021 рік виданню Delo.ua.

С момента вступления в силу закона о сплите прошло полгода. Каковы первые итоги перехода к НБУ функций регулятора небанковского сектора?

— В первые полгода после реформы нам было важно отформатировать работу с рынком, создав достаточные условия для надлежащей коммуникации. Игроки рынка опасались, что взаимодействовать с НБУ будет сложнее, чем с предыдущим регулятором в лице Нацкомфинуслуг. Считаю, что нам удалось выстроить качественную коммуникацию.

За полгода мы не отозвали ни одной лицензии по инициативе регулятора, это была наша изначальная позиция для обеспечения плавного перехода рынка под надзор НБУ. Но в 2021 году формат работы изменится. Сейчас Нацбанк активно работает над новой нормативной базой, которая заработает в полном объеме уже в первом полугодии.

Текущий год станет годом активных действий НБУ на небанковском финансовом рынке в пределах прозрачных и ранее заявленных нами направлений. Безусловно, мы действуем в соответствии с карантином и экономическими трудностями, но надо понимать, что не все существующие в небанковском сегменте проблемы вызваны этими факторами.

Наиболее пристальное внимание уделим страховому сегменту (где из 190 действую­щих компаний около 60 не выполняют в полном объеме необходимые нормативы, а почти 100 компаний имеют проблемы с прозрачностью акционеров), а также крупным кредитным союзам.

Когда НБУ начнет активные действия в отношении компаний-нарушителей?

— Это произойдет уже в І и ІІ кварталах 2021 года, причем даты по различным сегментам будут зависеть от принятых по ним нормативным документам. Мы будем действовать постепенно, и все компании смогут предоставить свои пояснения. При необходимости они получат дополнительное время на устранение несоответствий требованиям, ведь мы говорили и продолжаем говорить, что чистка рынка не самоцель. При этом нахождение на рынке значительного количества игроков, не выполняющих требования НБУ, неприемлемо. Это вносит дисбаланс в отношении как примерных компаний, так и потребителей, которые страдают от деятельности ненадежных компаний.

Как отреагировал рынок на новый статус НБУ над всеми небанковскими финансовыми компаниями?

— Реакция была разной. Есть сегменты рынка, где с воодушевлением восприняли приход НБУ, понимая, что сильный регулятор — это то, в чем в первую очередь заинтересован сам рынок.

Мы неоднократно отмечали, что крупные компании с хорошей репутацией страдают от недобросовестной конкуренции. В результате репутация рынка в целом падает в глазах общества.

С другой стороны, некоторые участники рынка все еще считают, что НБУ не разбирается в проблематике небанковского сегмента, не понимает специфику страхования, слепо накладывая на этот сегмент банковское законодательство. Конечно же, это не так. В частности, к нам на работу пришло много специалистов из компаний небанковского сектора и предыдущего регулятора — Нацкомфинуслуг. Это позволило обеспечить синергию опыта НБУ с экспертизой специа­листов небанковского сектора, включая, например, страхование и кредитные союзы.

Попытки перевести дискуссии в русло “некомпетентности” НБУ связаны исключительно с приближением момента неотвратимости реакции регулятора на нарушения. При этом мы открыты к дискуссии, все изменения обсуждаются на коллективных встречах, которые мы проводим с участниками рынка. Наша позиция — устранять проблемные вопросы за счет правильной коммуникации и открытого общения.

Каковы инструменты воздействия на нарушителей есть у НБУ, например, в части обеспечения прозрачности структуры собственности?

— Требования о прозрачности структуры собственности вступят в силу в ближайшее время. Соответственно, у компаний будет два срока, в течение которых они должны будут выполнить ряд требований.

Первый — в течение двух месяцев с момента вступления в силу новых требований все компании должны будут раскрыть своих бенефициаров, обозначив все связи, включая трасты, офшоры и инвестиционные фонды. Второй — в течение шести месяцев необходимо будет исправить все несоответствия новым требованиям. Например, новое положение запретит так называемые футбольные команды, когда структура собственности размывается на 11 акционеров, чтобы не согласовывать каждого из них с регулятором. Это очевидно непрозрачная структура.

Если компании этого не сделают, они получат официальное уведомление НБУ о непрозрачности структуры собственности, что может повлечь за собой отзыв их лицензий.

Если говорить в целом, реагирование НБУ будет адекватным и пропорциональным нарушению.

Пандемия коронавируса привела к падению доходов украинцев и, как следствие, повысила потребность населения в быстрых займах. Отслеживает ли НБУ ситуацию с величиной ставок по кредитам финкомпаний небанковского сектора? Есть ли у регулятора инструменты для контроля и способы воздействия на компании?

— Ставки на короткие кредиты, особенно беззалоговые и без полноценного скоринга, действительно высокие. Должен ли регулятор ограничивать их размер? НБУ старается воздерживаться от административных ограничений, ведь любые искусственные ограничения, не обусловленные рыночной ситуацией, приводят к попыткам их обойти непрозрачными способами. Сегмент микрозаймов высококонкурентный, только компаний-лидеров здесь насчитывается несколько десятков. А конкуренция — это, как известно, лучший способ регулирования рынка.

При этом мы обязуем компании в полном объеме раскрывать информацию о стоимости кредита. И если в этом вопросе потребителя будут вводить в заблуждение, наша реакция будет быстрой и жесткой.

Тогда, может, НБУ необходимо привести к цивилизованному виду работу коллекторских компаний?

— Это как раз то направление, по которому мы сейчас плотно работаем. Получив мандат регулятора, НБУ активно включился в разработку профильного законопроекта. Парламент уже принял его в первом чтении. Он должен существенно улучшить ситуацию с психологическими аспектами деятельности коллекторских структур, введя ограничения на звонки родственникам и психологическое давление. В перспективе будет создан реестр коллекторских компаний, что поможет нам контролировать добросовестность игроков этого рынка. При этом, разумеется, займы необходимо возвращать, никто не освободит заемщика от обязательств по взятому кредиту.

Недавно НБУ обновил стратегию макропруденциальной политики. Как она поспособствует уменьшению рисков в небанковском секторе финансового рынка?

— Специфика Украины такова, что доля активов небанковского сегмента в финансовой системе страны незначительна, около 10%. В рамках этой доли мы не наблюдаем концентрации рисков. Все сегменты небанковского сектора характеризуются высокой конкурентностью, поэтому, по нашей оценке, ни один из них не несет системной угрозы, а значит, нет оснований для применения к небанковскому сегменту значимых макропруденциальных инструментов. На сегодня наша задача — мониторинг с фокусом в первую очередь на страховой сегмент, поскольку в перспективе консолидация банковского и страхового рынков может нести системные риски.

НБУ готовит новое положение о лицензировании учреждений, предоставляющих финансовые услуги. Каковы его основные требования? К каким изменениям на рынке приведет новое положение?

— Положение о лицензировании учреждений станет фундаментальным документом регулирования работы рынка, потому что будет интегрировать множество процессов, которые сегодня регулируются разрозненными нормативами. По сути, это будет всеобъемлющая регуляция всех аспектов деятельности финансовых учреждений: порядок создания компании, выдача лицензий, порядок смены собственников, добровольный уход с рынка, регистрация вспомогательных субъектов. Кроме того, положение будет содержать требования к финансовому состоянию и деловой репутации собственников компаний, профпригодности менеджмента и корпоративному управлению.

Документ существенно повлияет на небанковский сегмент, ведь применяемые к нему стандарты и требования будут унифицированы с теми, что уже действуют на банковском рынке, конечно, пропорционально специфике работы небанковского сегмента, значимости и рисковости компаний. Положение будет содержать новые лицензионные условия, причем мы постараемся убрать некоторые дисбалансы и изжившие себя регуляции. Более того, новые лицензионные условия дадут дополнительную возможность игрокам рынка более широко реализовывать свои бизнес-модели, не дожидаясь принятия новых законов.

Чего в дальнейшем ожидать потребителям финансовых услуг от НБУ как регулятора небанковского финансового сектора?

— Мы хотим, чтобы потребители почувствовали смену регулятора. Наша позиция однозначна: НБУ всегда выступит на защиту добросовестного потребителя и отреагирует на нарушение его прав. Только так можно создать доверие к финансовой системе. В перспективе это должно привести к развитию рынка. Когда финансовые услуги станут понятными, прозрачными и надежными, активность пользователей возрастет. Для этого мы инициировали создание системы гарантирования вкладов для вкладчиков кредитных союзов и клиентов страховых компаний в части страхования жизни.

Понятно, что создание высокого уровня доверия — это не вопрос завтрашнего дня, но мы никогда этого не достигнем, если не решим базовые проблемы. На сегодня наша задача — обеспечить чистый и прозрачный рынок.

Прозрачность и чистота рынка напрямую зависят от того, работают ли компании согласно задекларированным целям. Финансовые компании априори должны быть платежеспособными (это первичная гарантия выполнения обязательств перед клиентами и кредиторами), а также вести добросовестные рыночные практики.