22 ноября в зал Верховной Рады выносится законопроект № 2413а СПЛИТ

21.11.2018

22 ноября в зал Верховной Рады выносится законопроект № 2413а (СПЛИТ). Гендиректор ассоциации Объединение финансовых учреждений Виктория Волконская проясняет ситуацию, которая может отразиться не только на финансовом бизнесе, но и на клиентах украинский частных пенсионных фондов, страховых компаний и кредитных союзов, изданию BbreakFast.

СПЛИТ предлагает небанковским финансовым учреждениям отказаться от действующих для них законов и перейти под регулирование постановлений НБУ, которые не будут регистрироваться Минюстом, согласовываться з другими государственными органами и, вряд ли, будут обсуждаться с участниками рынка.

Такое регулирование ведет к непредсказуемости, возможности часто и неожиданно менять правила, игнорировать мнение участников рынка, и, как следствие, приводит к недовольству потребителей и в разы повышает риски невыполнения действующих договоров.

Слово «перелицензирование» в СПЛИТе не звучит, но о новых лицензионных требованиях речь идет «с порога». Директор департамента лицензирования НБУ Александр Бевз не раз говорил: «Перелицензирования не будет». Но и в законопроекте, и в «Белой Книге НБУ» четко прописано: будут новые лицензионные условия и новые требования к деятельности финучреждений.

У профессионального сообщества возникает вопрос: а тем, кто уже работает на рынке, можно не приводить свою деятельность в соответствие с законодательством?

Да, «Белая Книга НБУ» — не закон, и Национальный банк это тоже признает. Но, если рассматривать ее как план дальнейших действий, то в будущем следует ожидать поднятие требований к капиталу и установления других, новых требований к небанковским финансовым учреждениям, которые будут сопоставимы с банковским регулированием.

Но, в отличии от банков, небанковские финансовые учреждения «живут» и работают без рефинансирования, без системы гарантирования и без государственных программ. Исключительно на своих деньгах. В этих вопросах и «Белая Книга НБУ», и законопроект 2413а расхождений не имеют: небанковскому рынку банковские преференции не предлагаются, а вот требования… «должны быть унифицированы». Простым языком – конфликт профессиональных интересов заложен и в законопроект, и в «Белую Книгу НБУ».

Много ли на рынке останется компаний, которые смогут выполнить новые требования и сколько из них захотят остаться на рынке?

А что происходит, когда рынок сужается? Правильно – услуга для каждого его потребителя становится в разы дороже. Следствие? Недовольство тех, кто пользуется финансовыми услугами, и тех, кто работает или работал на этом рынке.

Сегодня нам предлагают «смириться со СПЛИТом и реформой в таком виде» (цитата из многочисленных встреч и обсуждений), отказаться от выстроенной по примеру стрессоустойчивых к финансовым кризисам США секторальной системы регулирования (кстати, построенной при активном содействии международных организаций) и внедрить модель регулирования, предложенную СПЛИТом, на ближайшие пять лет, а потом видно будет.

Как говорила моя коллега: «На нас потренируются как на кошках, примеряя опыт маленьких стран и стран, которые развиваются? Или мы пойдем по опыту регулирования, как это сделано в России и отдельных постсоветских странах?».

Если же реформа финансового сектора в таком виде не получится (в заключении Главного юридического управления ВРУ сказано о многих недостатках законопроекта и его несоответствиях Конституции Украины), люди поменяются или украинский финансовый рынок не выдержит очередного кризиса, потрясений, то… Лет через пять, а может и раньше нам предложат опять что-то поменять. Снова реформа, смена курса, снова поиск решений. Это признают в НБУ, это признают международные организации, это предусмотрено даже в заключительных положениях законопроекта, которые содержат задание Кабмину подготовить законопроекты о совершенствовании регулирования отдельных финансовых рынков.

Члены Объединения Участников Финансового Рынка обращают внимание на то, что внедрение накопительного уровня пенсионной реформы, когда НБУ регулирует страховые компании и банки, а НКЦПФР – пенсионные фонды, обязательно заставит изменить принципы регулирования очередной раз. И опять нужно будет ломать систему регулирования и контроля, что создаст очередные проблемы и непредсказуемость следующих действий.

А если к этому добавить то, что законопроект 2413а не дает практически ни одного действенного инструмента регулирования рынка новым регуляторам…

Но, речь идет о финансовой системе страны. В любой стране, и наша не исключение, финансовая система – кровеносная система, без нее не работает ничего.

Рынок НЕ ПРОТИВ реформ, рынок ПРОТИВ СПЛИТа — законопроекта, который ко второму чтению превратился в непродуманный, не сбалансированный в подходах к разным секторам, не решающий основные проблемы рынка и защиты прав его потребителей проект, документ, который не решает ни одной проблемы, а вот привести к худшим последствиям наверняка может.

Рынок «ЗА!» реформы, которые позволят эффективно работать в долгосрочной перспективе. Рынок «ЗА!» реформы без кризисов и потрясений. Рынок «ЗА!» реформы, которые дадут работать честно, прозрачно, по понятным правилам игры, зарабатывая деньги, платя налоги, сохраняя рабочие места. Мы не хотим «схематоза», «серых овец» и подковерных игр. Мы хотим стабильности и предсказуемости.

И жить хочется в достойной, богатой стране!

А нужен ли стране мегарегулятор?

Представители трех из 27 ассоциаций считают, что необходимо как можно быстрее распределить полномочия Нацкомфинуслуг между НБУ и НКЦБФР.

В последнее время несколько профессиональных ассоциаций участников рынка взялись активно, от имени всего рынка лоббировать принятие во втором чтении законопроекта О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно консолидации функций по государственному регулированию рынков финансовых услуг №2413a, известного больше как «закон о СПЛИТе».

Однако, большинство участников рынка данное мнение не разделяют. А именно 16 ассоциаций и профессиональных объединений, объединившихся в Объединение членов финансового рынка не поддерживают СПЛИТ в таком виде, в котором законопроект предлагают ко второму чтению. И для этого есть ряд объективных причин.

СПЛИТ был зарегистрирован в парламенте еще в 2015 году и ставил целью решить ряд вопросов государственного регулирования и надзора на рынке финансовых услуг после активной фазы финансового кризиса 2014 года. Что было в то время актуальным и необходимым. Как тогда, так и сейчас законопроект предусматривал только техническое перераспределение осуществления функций от Нацкомфинуслуг в НБУ и НКЦБФР, в то время как реальные механизмы решения проблем финансового рынка в документе отсутствуют.

Сторонники СПЛИТа делают ставку на то, что такого перераспределения функций и ликвидации Нацкомфинуслуг требует МВФ. Они апеллируют к международному опыту. Мол, именно с помощью мегарегулятора проблемы финансового рынка решают большинство ведущих стран мира.

Но, это опять не так. Мегарегулирование не является популярным в мире. Оно используется только в 27 странах с населением в 5 млн и соответственно с малым количеством финансовых учреждений. При этом, как правило, мегарегулятор в этих странах – не Центробанк, а независимая отделенная структура.

В то же время, организации, отстаивающие СПЛИТ, почему-то умалчивают, что принятие этого законопроекта в 2018 году – через три года после его написания, буквально уничтожит достояние рынка небанковских финансовых учреждений по лицензированию, пруденциального надзора и улучшения условий ведения бизнеса с усилением ответственности субъектов объектов рынка.

Во-первых, СПЛИТ предусматривает вывод рынке из-под действия закона о лицензировании, который был принят в 2015 году, и возвращение его к регулированию на уровне подзаконных нормативно-правовых актов – постановлений НБУ.

Во-вторых, законопроект нивелирует положения закона Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности, который распространяется на небанковские финансовые учреждения и за последние четыре года продемонстрировал весомые результаты. Например, план проверок финансовых компаний теперь является публичным документом, который публикуется на сайте Нацкомфинуслуг. На уровне закона определен исключительный перечень оснований для проведения внеплановых проверок. Утверждені унифицированные формы актов проверок и усилена ответственность небанковских финансовых учреждений.

В случае же принятия СПЛИТа все снова вернется к «ручному» регулированию путем принятия постановлений НБУ.

Ну, а самый главный аргумент – это показатели результативности регулирования и реформы банковского сектора Национальным банком, которая уже стоила стране:

— 32 тыс. потерянных рабочих мест (а соответственно ухудшение финансового состояния домохозяйств и недополучения налогов государственным бюджетом)

— 60 млрд грн из бюджета государства, которые пошли на погашение гарантированных сумм вкладчикам банков, которые ликвидируются;

— более 895 млн грн финансовые компании потеряли на счетах обанкротившихся банков. При том, что это были средства физических лиц, они передали финансовым компаниям за различные услуги. Также не следует забывать, что немалое количество предприятий, потеряв свои средства на счетах обанкротившихся банков, обанкротились и сами.

Таким образом, можно считать НБУ действенным регулятором? Или свидетельствует тот факт, что 60% банков признано неплатежеспособными (было 198, стало 84) о том, что Нацбанк осуществлял надлежащий надзор и регулирование, особенно учитывая отсутствие какой-либо ответственности за последствия. Можно ли сейчас, не восстановив доверие к банковскому сектору, позволить себе разрушить доверие потребителей финансовых услуг еще и к небанковского финансового рынка, который, что не может не радовать, как раз депонструе очень положительные результаты.

Например, сегодня рынок обеспечил населению Украины 65 тыс. Рабочих мест, при этом средняя заработная плата на рынке – 10,2 тыс. грн. за 2017 год финансовые учреждения уплатили 5,5 млрд грн налогов; а их активы и собственный капитал составил более 173,1 млрд грн. Финансовые компании, ломбарды и кредитные союзы предоставили домохозяйствам и представителям малого и среднего бизнеса страны кредитов на сумму 45,2 млрд грн. Страховые компании осуществили страховых выплат на сумму 10,3 млрд грн. Увеличилась стоимость договоров финансового лизинга – до 12,9 млрд грн грн.

Но и рабочие места, и налоги, и различные финансовые услуги на условиях реальной конкуренции, и долгожданную дерегуляцию и уход от «ручного» управления в случае принятия СПЛИТа сегодня мы потеряем. А главное, мы окончательно потеряем доверие потребителей финансовых услуг и будем только наблюдать митинги работников, потерявших работу, и потребителей, которые не получили финансовые услуги. Так нужен ли нам такой СПЛИТ?

Додати коментар
Поділитися: 
Матеріали на цю тему:
27.11.2018

Заплановане голосування по законопроекту № 2413а (СПЛІТ) в четвер, 22 листопада не відбулося

20.06.2018

Колонка генерального директора ОФУ Виктории Волковской для НВ.Бизнес

02.10.2018

Сьогодні на засіданні Комітету ВР з питань фінансової політики і банківської діяльності депутати проголосували за передачу в парламент для розгляду у другому читанні та прийняття в цілому законопроекту №2413а