Нужен ли стране мегарегулятор

20.06.2018

Колонка генерального директора ОФУ Виктории Волковской для НВ.Бизнес.

Представители трех из 27 ассоциаций считают, что необходимо как можно быстрее распределить полномочия Нацкомфинуслуг между НБУ и НКЦБФР.

В последнее время несколько профессиональных ассоциаций участников рынка взялись активно, от имени всего рынка лоббировать принятие во втором чтении законопроекта О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно консолидации функций по государственному регулированию рынков финансовых услуг №2413a, известного больше как "закон о СПЛИТе".

Однако, большинство участников рынка данное мнение не разделяют. А именно 16 ассоциаций и профессиональных объединений, объединившихся в Объединение членов финансового рынка не поддерживают СПЛИТ в таком виде, в котором законопроект предлагают ко второму чтению. И для этого есть ряд объективных причин.

СПЛИТ был зарегистрирован в парламенте еще в 2015 году и ставил целью решить ряд вопросов государственного регулирования и надзора на рынке финансовых услуг после активной фазы финансового кризиса 2014 года. Что было в то время актуальным и необходимым. Как тогда, так и сейчас законопроект предусматривал только техническое перераспределение осуществления функций от Нацкомфинуслуг в НБУ и НКЦБФР, в то время как реальные механизмы решения проблем финансового рынка в документе отсутствуют.

Сторонники СПЛИТа делают ставку на то, что такого перераспределения функций и ликвидации Нацкомфинуслуг требует МВФ. Они апеллируют к международному опыту. Мол, именно с помощью мегарегулятора проблемы финансового рынка решают большинство ведущих стран мира.

Но, это опять не так. Мегарегулирование не является популярным в мире. Оно используется только в 27 странах с населением в 5 млн и соответственно с малым количеством финансовых учреждений. При этом, как правило, мегарегулятор в этих странах – не Центробанк, а независимая отделенная структура.

В то же время, организации, отстаивающие СПЛИТ почему-то умалчивают, что принятие этого законопроекта в 2018 году – через три года после его написания, буквально уничтожит достояние рынка небанковских финансовых учреждений по лицензированию, пруденциального надзора и улучшения условий ведения бизнеса с усилением ответственности субъектов объектов рынка.

Во-первых, СПЛИТ предусматривает вывод рынке из-под действия закона о лицензировании, который был принят в 2015 году, и возвращение его к регулированию на уровне подзаконных нормативно-правовых актов – постановлений НБУ.

Во-вторых, законопроект нивелирует положения закона Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности, который распространяется на небанковские финансовые учреждения и за последние четыре года продемонстрировал весомые результаты. Например, план проверок финансовых компаний теперь является публичным документом, который публикуется на сайте Нацкомфинуслуг. На уровне закона определен исключительный перечень оснований для проведения внеплановых проверок. Утверждені унифицированные формы актов проверок и усилена ответственность небанковских финансовых учреждений.

В случае же принятия СПЛИТа все снова вернется к "ручному" регулированию путем принятия постановлений НБУ.

Ну, а самый главный аргумент – это показатели результативности регулирования и реформы банковского сектора Национальным банком, которая уже стоила стране:

- 32 тыс. потерянных рабочих мест (а соответственно ухудшение финансового состояния домохозяйств и недополучения налогов государственным бюджетом)

- 60 млрд грн из бюджета государства, которые пошли на погашение гарантированных сумм вкладчикам банков, которые ликвидируются;

- более 895 млн грн финансовые компании потеряли на счетах обанкротившихся банков. При том, что это были средства физических лиц, они передали финансовым компаниям за различные услуги. Также не следует забывать, что немалое количество предприятий, потеряв свои средства на счетах обанкротившихся банков, обанкротились и сами.

Таким образом, можно считать НБУ действенным регулятором? Или свидетельствует тот факт, что 60% банков признано неплатежеспособными (было 198, стало 84) о том, что Нацбанк осуществлял надлежащий надзор и регулирование, особенно учитывая отсутствие какой-либо ответственности за последствия. Можно ли сейчас, не восстановив доверие к банковскому сектору, позволить себе разрушить доверие потребителей финансовых услуг еще и к небанковского финансового рынка, который, что не может не радовать, как раз депонструе очень положительные результаты.

Например, сегодня рынок обеспечил населению Украины 65 тыс. Рабочих мест, при этом средняя заработная плата на рынке – 10,2 тыс. грн. за 2017 год финансовые учреждения уплатили 5,5 млрд грн налогов; а их активы и собственный капитал составил более 173,1 млрд грн. Финансовые компании, ломбарды и кредитные союзы предоставили домохозяйствам и представителям малого и среднего бизнеса страны кредитов на сумму 45,2 млрд грн. Страховые компании осуществили страховых выплат на сумму 10,3 млрд грн. Увеличилась стоимость договоров финансового лизинга – до 12,9 млрд грн грн.

Но и рабочие места, и налоги, и различные финансовые услуги на условиях реальной конкуренции, и долгожданную дерегуляцию и уход от "ручного" управления в случае принятия СПЛИТа сегодня мы потеряем. А главное, мы окончательно потеряем доверие потребителей финансовых услуг и будем только наблюдать митинги работников, потерявших работу, и потребителей, которые не получили финансовые услуги. Так нужен ли нам такой СПЛИТ?

 

Додати коментар
Поділитися: 
Матеріали на цю тему:
18.06.2018

У листі учасники Об’єднання привели свої аргументи на користь необхідності залишити Нацкомфінпослуг в ролі регулятора

16.07.2018

Заявление участников финансового рынка - членов ОФУ относительно ситуации вокруг СПЛИТа

18.09.2018

Колонка генерального директора Объединения финансовых учреждений Виктории Волковской в интернет-издании Минфин