Почему нельзя ограничивать процентные ставки: исследование CGAP

20.03.2019

Высокие процентные ставки, взимаемые многими микрофинансовыми организациями (МФО), привлекают внимание политиков в странах всего мира. Возникает несколько вопросов: почему организации, созданные, чтобы помочь бедному населению, устанавливают такие высокие ставки? Как правительства могут поддержать данную практику с политической точки зрения? Должны ли малоимущие клиенты платить за неэффективность, которая ведет к более высоким расходам МФО? Каким образом клиенты могут быть защищены от кредиторов-«грабителей»?

На них попытались ответить специалисты CGAP - консультативной группы помощи бедным – консорциума, в который входят 29 агентств развития, поддерживающих микрофинансирование.

В их отчете отмечается, что исторически сложилось так, что правительства устанавливали обязательные для всех максимальные ограничения процентных ставок, пытаясь решить подобные вопросы. В данный момент приблизительно в 40 развивающихся странах и странах с переходной экономикой существуют ограничения по процентным ставкам в той или иной форме.

Но, к сожалению, по словам экспертов CGAP, подобные меры чаще наносят вред, нежели защищают наиболее уязвимые социальные слои, так как они сокращают доступ населения к финансовым услугам.

Ограничения процентных ставок создают трудности или вообще делают невозможным покрытие собственных расходов формальных или полуформальных кредитных организаций, выводя их из рынка (или лишая их возможности выхода на рынок). В результате малоимущие клиенты либо остаются без доступа к финансовым услугам, либо вынуждены обращаться

к услугам неформальных кредиторов (например, к частным ростовщикам), услуги которых стоят намного дороже.

«Сталкиваясь с ограничениями при установлении процентных ставок, МФО чаще всего покидают рынок, развиваются медленнее и/или ограничивают свою работу в сельской местности либо в других более дорогих рыночных секторах, потому что не могут покрыть свои операционные расходы. Аналогично процентные ограничения препятствуют расширению коммерческих банков в сторону более дорогих сельскохозяйственных и микрокредитных рынков», - отмечается в отчете.

Сокращение рынка наглядно имело место в Никарагуа после того, как национальный парламент представил ограничения по процентным ставкам для особых видов кредитных организаций, включая НПО-МФО в 2001 г. Годовой рост портфеля МФО упал с 30% до 2%. Введение ограничений стало также причиной ухода нескольких МФО из сельской местности, где риски и операционные издержки выше.

В Западной Африке региональный центральный банк (Banque Centrale des Etats de l’Afrique de l’Ouest или BCEAO) в настоящий момент реализует ограничения по не более чем 27% для небанковских кредитных учреждений. Данное ограничение применяется к МФО в большинстве стран. В результате стало известно, что несколько крупных МФО отказались от малоимущих клиентов, находящихся в более отдаленных местностях, а вместо этого сконцентрировали деятельность на городских клиентах, обслуживание которых обходится дешевле. МФО в Западной Африке также увеличивают средний размер займа и, предположительно, обслуживают более состоятельных клиентов, пытаясь повысить эффективность и уровень возврата. Но данные меры не были успешными. Из 24 зарегистрированных МФО в Мали 22 не являются финансово самоокупаемыми, частично по причине низких процентных ставок, которые они вынуждены взимать.

Ограничения, или так называемые «потолки», также ведут к меньшей прозрачности при вычислении стоимости кредита, так как кредиторы пытаются выйти из ситуации, устанавливая сбивающие с толку дополнительные платежи.

«МФО, подвергнутые влиянию процентных ограничений, предпринимали попытки покрыть свои издержки путем сбора новых платежей и взносов. Клиенты не всегда четко представляют, что данные сборы являются частью стоимости кредита. Даже если обеспечение слабое или де-факто процентная ставка существует на основе субсидированного кредитования, финансовые учреждения зачастую стараются сделать вид, что они следуют положениям и взимают процентную ставку согласно с «потолком», однако при этом вводят дополнительные сборы и комиссионные. Такое отсутствие прозрачности наносит вред бедному населению, не давая им возможности ориентироваться на кредитном рынке», - отмечается в отчете.

Несмотря на то, что ограничения по процентным ставкам не дают желаемого эффекта, вопросы о высоких ценах на микрофинансовые продукты и о хищнической кредитной практике остаются вполне легитимными. Конкуренция является единственным наиболее эффективным способом снижения издержек микрофинансирования и процентных ставок. Политика по усилению конкуренции среди кредиторов, объединяющая соответствующие

меры защиты интересов потребителей, как, например, кредитная политика, заслуживающая доверие клиентов, может содействовать значительному расширению охвата устойчивого микрокредитования, одновременно защищая интересы потребителей.

«Самым мощным механизмом снижения процентных ставок в микрофинансировании является конкуренция. На многих конкурентных рынках эффективность повысилась, и микрокредитные процентные ставки снизились», - отметили эксперты.

Полный отчет можно посмотреть здесь.

Напомним, 11 марта на сайте Нацкомфинуслуг обнародовали проект Закона «О внесении изменений в Закон Украины «О потребительском кредитовании» относительно расширения перечня кредитных договоров, на которые распространяется действие Закона», которые предусматривают введение ограничений относительно максимального размера процентных ставок по кредитам.

Додати коментар

Поділитися: 

Матеріали на цю тему:

18.09.2017

8 вересня набрала чинності Методика розрахунку загальної вартості кредиту для споживача, реальної річної процентної ставки за договором про споживчий кредит.

12.09.2018

Интервью генерального директора ОФУ Виктории Волковской интернет-изданию maanimo.com